ВОПРОСЫ К ИСследователю

Не думал я, что буду писать здесь что-либо. Однако «туман» неверных представлений, идиотских заблуждений и просто нелепых умозаключений о моих исторических исследованиях  от людей, которые «криво» читали или вообще не читали мои книги, вынуждают меня ответить на наиболее часто встречающиеся вопросы.


[Spoiler (click to open)]

1. Кто я?


Итак, я автор уже достаточно известной книги о Конотопской битве и других опубликованных работ, посвященных военной истории XVII века. Этим делом я серьезно занимаюсь более двадцати лет и мои интересы при этом не менялись.  Историком решил стать уже в 15 лет и сразу после окончания средней школы поступил на исторический факультет одного весьма достойного ВУЗа, где работали такие замечательные специалисты своего дела, как Я.Ю. Межерицкий, Н.А. Богодарова, Т.А. Свиридова и другие. Успешно закончив истфак, год проработал учителем истории в школе и остался бы там, если бы в 90-е годы можно было выжить на зарплату начинающего учителя.


Пришлось резко сменить профессию и получать второе образование – юридическое. Системе МВД  было отдано 22 года, большей частью в следственных подразделениях. Это стало хорошей практикой для будущего историка, ибо как (в шутку) сказал мой научный руководитель (историк): «Работа историка и работа следователя отличаются тем, что у первого все свидетели мертвые, а у второго живые».


Collapse )

Как «оборвыш», сын пастуха, стал крымским ханом


Адиль Гера́й (Гире́й) (1617—1672) — хан Крыма в 1666—1671 годах.
Известен также как Адиль Чобан-Герай и Чул-Болды. Последнее прозвище буквально означает «ставший оборвышем» и связано с тем, что Адиль Герай — единственный из ханов Крыма, принадлежавший к Чобан-Гераям — побочной ветви рода Гераев.
История его происхождения связана с ханом Фетих I Гераем (1596), который в походе на Польшу (вероятно: Венгрию) пленил дочь одного из шляхтичей. Некоторое время она жила при дворе. Поскольку девушка отказалась принять ислам, он не мог сделать её своей гаремной женой.

[Spoiler (click to open)]Хан отправил пленницу со своим подчиненным Хаджи Ахмедом к её родителям, но вскоре выяснилось, что девушка беременна. Когда хан узнал об этом, то велел казнить обоих. Хаджи Ахмед вместе с  ней бежал, при родах она умерла. Хаджи Ахмед оставил новорожденного какому-то татарину, а вернувшись после смерти Фетих Герая, забрал его себе.
Ребенок получил имя Мустафа. Когда он вырос, то в основном пас овец – отсюда прозвище: «Чобан». Хаджи Ахмед женил его на одной служанке.
Детей, родившихся от этого брака, назвали: Кул-болды («ставший рабом») и Чул-болды («ставший оборвышем»).
При Мехмед III Герае (1623-1628) Мустафа был назначен нуреддином, а его сыновья стали соответственно: Фетих Гераем и Адиль Гераем. Такое решение связано с тем, что дети и потомки прежних ханов Гази и Селямета, обидевшись на Мехмеда, оставили Крым и перебрались в Турцию. Фамилия «Герай» была присвоена Мустафе, так как противники Гераев утверждали, что он сын Фетих Герая.
Летом 1666 г., живший на Родосе Адиль-Герай, по решению османского султана был объявлен крымским ханом. Его правление длилось пять лет.
Весной 1671 г. Адиль Герай был отстранён султаном от трона и отправлен в город Карын-Абад (современный Карнобат в Болгарии), где скончался в январе 1672 г. Похоронен во дворе городской мечети.

Сохранилось два портрета крымского хана Адиль-Гирея, которые сильно отличаются.
Один портрет Адиль-Герая из Царского титулярника (1672) нарисован русским художником (см. выше).
Второй (ниже) - гравюра австрийского художника Морица Ланга, 1670-е годы.
Какой из них достоверно отражает внешность хана?

Ю.М. Эскин в статье «Новые данные о портретах в Титулярнике из собрания РГАДА» (2006) полагает, что: «Портреты бухарского и хивинского («юргенского» - ургенчского) властителей, вероятно, вымышлены, однако что касается крымского хана Адиль-Гирея, то обширные и постоянные связи с ханством (причем в его правление весьма дружественные) позволяют предположить иконографическую подлинность изображения в Титулярнике. Выполненный в живописной манере… портрет производит сильное впечатление попыткой психологического раскрытия образа».

Ну, насчет «весьма дружественных отношений» России и Крымского ханства в этот период я бы возразил (см. мою работу «Война за возвращение Украины 1668-1669 гг.»). Однако стоит признать, что Адиль Герай, в отличие от его предшественников, во внешней политике в отношении Москвы отнюдь не был «ястребом», он лишь не мешал своим подданным пытаться проглотить «кусочек Украины», желательно побольше.

Историки отзываются об этом хане очень плохо. Например, Халим-Гирай-султан пишет, что «Адиль Гирай был человеком невежественным, незнакомым с управленческими делами». Когда  Стамбул назначил его ханом, то в империи говорили, что: «Государственную мельницу может крутить любая мелюзга», вероятно подразумевая полную зависимость Крыма от Османской Порты. Как бы там ни было, нам трудно судить о личных качествах этого правителя. Возможно, негативное отношение к нему вызвано лишь его низким происхождением, поскольку «было принижено и осквернено родовое дерево крымских ханов» (Халим-Герай-султан). 

Князь Волконский об изменнике: «А сам я ево в рожу не видал…»



Героическая оборона крепости Белой в марте-мае 1634 г. до сих пор не нашла своего исследователя. А ведь этот город остановил польско-литовские войска короля Владислава на пути к Москве.
Защитники   Белой во главе с князем Федором Волконским, отбив все приступы, на полтора месяца задержали врага, позволив царю собрать в Можайске новую армию взамен погибшей под Смоленском армии воеводы М.Б. Шеина.

В ходе осады Белой король, желая «осадных людей страхом и своим многолюдством устрашить», действовал не только силой, но и уговорами, посылая к русским  «з большими грозами розных полковников и всяких чиновников», чтобы они «город здали не дожидаяся ево королевского гневу. А будет они города не здадут – и король велит над городом всякими обычаи промышлять, возьмет город безо всякия мешкоты, а воеводе вашему и всем грацким сидельцом — всем будет без пощады смерть».
Армия Владислава потеряла в боях около 4 тыс. убитыми, но так и не смогла взять Белую.
8 мая 1634 г. враг отступил. Из-за большого кровопролития поляки прозвали крепость «Красной».


[Spoiler (click to open)]Об одном из эпизодов осады сообщается в любопытной «сказке» князя Федора Волконского из сыскного дела от 30 марта 1641 г., когда в Москве вспомнили про одного изменника – стрелецкого сотника Бажена Порошина. Согласно показаниям участников обороны Белой этот сотник выходил «из немецких шанцев» и «кликал имена» осажденных с тем, чтобы они вышли на разговор. Понимая, что речь пойдет о новом предложении со стороны короля о сдаче крепости, Волконский запретил своим подчиненным общаться с перебежчиком.

1641 г. марта 30. — Сказка окольничего кн. Федора Федоровича Волконского об осаде г. Белой поляками в 1634 г.

Сказал околничей Федор Федорович Волконс[кой]:

В прошлом во 142-м году сидел я на Белой от лит[ов]скова короля в осаде. И приходили ко мне с астрожно[й] осмярной башни дворяня и дети боярския, и сотник стрелецкой Воин Глазатой, и стрелц[ы], а сказывали, што говорит из немецких шан[цев] руской человек, хто на Белой сотников стрелецких и стрелцов учал имяны кликать, штоб с ним погов[о]рили. И я велел спрасить, хто спрашивает, и он име[ни] своево не сказал. И я велел отказать, а говорить с ним не велел, видя то, што изменник: каль яму дабро говорить, пришол зговаривать. И спрашивал стрелцов, знаетя ль по голосу какой человек.
И стрел]цы мне сказывали, чаем де по голосу сотник стрелец(кий] Бажен Порошин. И после таво в тех шанцах иманы языки немецкия люди, и те языки сказывали, што приходил сотник стрелецкой, Баженом зовут, и то сказывали, што он королю крест целовал, и живет у гетмана Родивила. А сам я ево в рож[у] не видал, потаму што я с ними сам ни о чем не говаривал да и никаму с рускими людми с ызменники говорити не веливал для тово, штоб осадныя люди но изменников глядя, не прелщалися. А которые изменники руские люди прихаживали говорить, и у них толко и речей было осадным людям: «Здайте город». Для тово с ним говорить и не велел.

Интересно, что среди героических защитников Белой упоминается стрелецкий сотник Воин Глазатый.
В 1648 г. он стал головой московских стрельцов, возглавив 9-й стрелецкий приказ в лимонных кафтанах, тот самый, которым в 50-70-годы командовал Тимофей Полтев.

Новая книга о Смоленской войне 1632-1634 гг.



Несколько дней назад получил в подарок от Антона Ракитина недавно вышедшую книгу: 
А.С. Ракитин
Северский поход и осада Чернигова. Боевые действия на юго-западном порубежье Московского государства и Речи Посполитой в период Смоленской войны (1632-34 гг.).
Москва: Древлехранилище, 2021. 192 С.  Тираж 200 экз.

Работа посвящена одному из эпизодов Смоленской войны 1632-1634 гг. – походу московского войска в Северскую землю. Данный поход является одним из самых малоизученных событий в военной истории России XVII в.

[Spoiler (click to open)]Изучая эту войну, исследователи в основном разбирали действия армии М.Б. Шеина под Смоленском, оставляя без внимания другие «фронты» рассматриваемого военного конфликта.
К числу таких «неизвестных фронтов» относятся боевые действия на юго-западных границах России – Северщине (нынешние: Брянская область России и Черниговская область Украины).
Многие ли знают, что в ходе успешного наступления 1632-33 гг. русские войска взяли Почеп, Трубчевск, Новгород-Северский, Стародуб и штурмовали Чернигов?
Как верно заметил Дмитрий Шпиленко, для служилых людей Чернигово-Северской земли, потерявших свои поместья в 1618 г., это стало «последней надеждой обретения утерянной отчизны».
К сожалению, поражение главных русских сил под Смоленском нивелировало все результаты, достигнутые на юго-западных рубежах. Занятые города пришлось вернуть Речи Посполитой (кроме Серпейска, конечно).

Автор детально исследует достаточно хорошо сохранившийся в РГАДА комплекс документов, относящийся к военной кампании на Северщине, вводит в научный оборот ранее неопубликованные архивные источники.
Для глубоко увлеченных  военной историей читателей в работе имеются таблицы с росписями отдельных воинских соединений и гарнизонов крепостей с указанием их численности, в том числе сведения по «конности, людности и оружности» некоторых городовых служилых корпораций. Рассмотрены вопросы укрепления обороны в занятых городах. Организация снабжения, особенности формирования гарнизонов и пр.
Отдельной главой представлен эпизод осады Чернигова русскими отрядами в 1633 г.


Для тех, кто не знает:
Антон Сергеевич Ракитин, тема его диссертации: «Служилое сообщество Севска и Комарицкой волости в системе обороны южного пограничья Московского государства в 20-40-е годы XVII в. Более десяти лет он работал в РГАДА, занимаясь исследованием служилых людей юга Московского государства первой половины XVII в.


Прочитал его труд с большим интересом, очень качественное исследование на высоком профессиональном уровне. Рекомендую всем интересующимся темой Смоленской войны и военной историей России XVII в.
Тираж небольшой. Где продается книга – не знаю, но можно приобрести у автора. Цена книги 400 руб.

Мой топ-10 самых красивых монастырей-крепостей



Вчера исполнилось три года как я начал вести этот журнал. Раньше мне казалось, что не стоит тратить время на подобное легкомысленное занятие, лучше активнее искать новые документы и исследования по темам, которые мне интересны. В какой-то момент пришло осознание – уже накопленного материала очень много, он лежит «мертвым грузом» и значительная часть собранного никогда не будет доступна людям, искренне увлеченным историей той же эпохи, что и я.
Военная история XVI-XVII веков, главным образом Русского государства, является основным объектом моих исследований.  Увы, далеко не вся найденная новая информация обретает форму книг и статей. Давние записи в тетрадях, выписки из документов, ксерокопии и сканы отдельных страниц годами «пылятся в столе» и неизвестно, войдут ли вообще в какой-нибудь опубликованный труд в будущем.
Поэтому, три года назад, я решил выкладывать здесь короткие очерки по тому или иному занимательному событию, выдающейся личности или недоступным сведениям по истории армий и войн указанного периода.
Пусть как можно больше читателей узнают о ранее неизвестных, но не менее интересных фактах из архива или редких изданий.
Цель всех этих постов – привлечь внимание читателей к забытой и малоизученной истории Московского царства, заслоненной другими, более «раскрученными» эпохами и временами.  Ибо, как сказал Н.М. Карамзин: «Кто из нас не любит тех времен, когда русские были русскими, когда они в собственное свое платье наряжались, ходили своею походкою, жили по своему обычаю, говорили своим языком и по своему сердцу, то есть говорили, как думали? По крайней мере, я люблю сии времена…».

В своих поездках по России в разные годы  я видел более восьмидесяти монастырей. Больше всего меня привлекали монастыри-крепости, с мощными башнями и стенами, которые можно считать настоящими символами «Золотого века» Московской Руси.
Я решил составить свой топ-10 самых красивых и достойных внимания русских монастырей-крепостей, в которых мне удалось побывать. Основным критерием отбора являются впечатляющие фортификационные сооружения. Неважно, что некоторые укрепления устарели уже на момент их постройки. В данном случае важнее монументальность и производимый ими зрительный эффект.
Возможно, мои выводы кому-то пригодятся  в планируемых путешествиях по стране. Часть фотографий в тексте мои, другие взяты из сети из-за съемок на черно-белую пленку в 90-е.

На первое место однозначно ставлю Соловецкий монастырь (Архангельская область) – картинка выше. Как говорил известный археолог Рашид Нигматуллин: "Из обителей обитель всем обитель Соловки!".

[Spoiler (click to open)]2 место. Кирилло-Белозерский монастырь (Вологодская область)

3 место. Троице-Сергиев монастырь (Московская область)

4 место. Спасо-Евфимиев монастырь (Суздаль, Владимирская область)

5 место. Псково-Печерский монастырь (Псковская область)

6 место. Борисоглебский монастырь (Ярославская область)

7 место. Саввино-Сторожевский монастырь (Московская область)

8 место. Симонов монастырь (Москва)

9 место. Иосифо-Волоколамский монастырь (Московская область)

10. место. Спасо-Прилуцкий монастырь (Вологда)
  
 

Башни и стены Борисоглеба

Одним из самых красивых и впечатляющих мощью своих укреплений монастырей, которые я видел, является Борисоглебский монастырь.
Борисоглебский Ростовский монастырь, основанный в 1363 г.,  — мужской православный монастырь, находится в Ярославской области, на дороге из Ростова в Углич (в посёлке Борисоглебский).
Местные называют его просто: «Борисоглеб».

[Spoiler (click to open)]Существующие башни и стены построены в конце XVII века. Очень жаль, что такой сильной крепости не было в Смутное время. Не исключено, что поляки и литовцы «обломали бы свои зубы» о высокие монастырские стены. Протяженность этих стен составляет чуть более километра, но высота в отдельных местах поражает. Стены усилены 14 башнями различной формы высотой от 25 до 40 метров. Башни и стены имеют три ряда бойниц – нижний, средний и верхний. Несмотря на отчасти декоративный вид этого грозного строения, укрепления выглядят весьма внушительно.

Почитанию монастыря великими московскими князьями положил начало следующий случай. Во время феодальной войны 1425-1453 гг. между Василием II и его дядей Юрием Звенигородским  29 марта 1434 г. произошло сражение у нынешнего села Никола-Бой (прежнее название - Никольское). Битва закончилась победой Юрия, Василий II спасся бегством и укрылся в Борисоглебском монастыре. С этого времени великий князь «великую веру имел в эту обитель», сделал земельный вклад и всячески возвышал её.


К началу Смуты монастырь ещё не имел таких мощных укреплений – согласно Писцовым книгам Ростовского уезда: «около монастыря ограда каменная, а на ограде одна башня, да другие ворота на воде». Всего две башни. Стены, скорее всего, также были ниже нынешних.


В августе 1609 г. монастырь был занят и разорен польским отрядом Яна Микулинского, видимо без боя.
10 сентября того же года Ян Сапега отправил из Переяславля в Борисоглебский монастырь отряд Лисовского, в котором было 2 тыс. донских казаков и 300 черкасов.
Затем явился сам Сапега, который обратился с вопросом к преподобному Иринарху Затворнику: «Как веруешь и за какого царя Бога молишь?» – «В русской земле рожден, за русского царя и Бога молю – другого не знаю», – без страха отвечал старец. Сапега обратился к своим панам: «Я такого батьки нигде не видел, ни здесь, ни в иных землях, крепко зело и небоязливо». Перед уходом Сапега не велел более разорять обитель и дал затворнику 5 рублей золотом на милостыню.
Согласно житию святого Иринарха в 1612 г., у него получили благословение на освобождение Москвы от поляков князь Дмитрий Пожарский и Кузьма Минин. Пожарский лично приезжал в Борисоглебский монастырь перед решающим походом к столице.

Архитектурный комплекс монастыря полностью сложился в допетровское время, когда он был одним из богатейших в Ростовской митрополии, а у московских князей и первых русских царей считался «домашним». После XVII века все строения почти не изменились. На территории обители находятся: собор Бориса и Глеба (1522—1523), Благовещенская церковь с трапезной палатой (1524—1526), Сергиевская надвратная церковь (1679), звонница с церковью св. Иоанна Предтечи (1690).

Крепость Роденбурга в Ростове


Одной из целей моей поездки в Ростов Великий был осмотр бастионной крепости, построенной голландским военным инженером Яном Корнелиусом ван Роденбургом в 1632-1634 гг.

[Spoiler (click to open)]Ян Корнелиус ван Роденбург происходил из знатной семьи, но о его корнях и образовании известно немного. Упоминается, что во время осады Ден Боша (1629) он был на службе у Фредерика-Хендрика Оранского (1584–1647). Вероятно, уже тогда в должности военного инженера Роденбург принимал участие в строительстве циркумвалационной линии вокруг этого города.
Два года спустя он служил уже не принцу Оранскому, а российскому царю. Будучи на службе при дворе царя Михаила Фёдоровича Ян Корнилов – под таким именем он был известен в России – получал различные поручения. Помимо своей работы в Ростове (около 1632–1634), он был задействован при осаде польско-литовского Смоленска (1633) и в проектировании различных оборонительных линий на южной границе царства, где России угрожали крымские татары.
В 1637 г. Ян Корнелиус сменил Россию на Швецию. Благодаря своим многочисленным работам по поручениям шведского королевского дома, Йохан ван Роденбург – так он решил именовать себя тогда – приобрёл большой авторитет и даже получил дворянский титул. В качестве главного инженера на территории шведских областей на восточном побережье Балтийского моря он спроектировал, в числе прочего, фортификации для Риги, Нарвы, крепости Ниен (на месте которой впоследствии был построен Санкт-Петербург) и Ревель. Кроме того, он работал над улучшениями укреплений Гётеборга и Эльфсборга. В отличие от периода его работы в России, в Швеции он оставил многочисленные чертежи. Влияние нидерландских традиций строительства бастионных укреплений на Швецию семнадцатого века уже подробно изучено. Что касается роли, которую сыграл Ван Роденбург и его коллеги в России – здесь предстоит ещё много открытий. И прекрасным началом для этого могут послужить хорошо сохранившиеся крепостные валы в Ростове Великом.


Российский исследователь В.В. Седов в своей статье «Земляная крепость в Ростове» (История и культура Ростовской земли. 2000. Ростов, 2001. С. 114–119), отметил схожесть некоторых деталей крепости со староголландской фортификационной системой. Известно, что в Европе до нашего времени дошли всего две крепости, относящиеся к этой системе. К тому же, эти крепости сохранились в руинированном виде и были воссозданы лишь в конце XX века.
В результате проведённых российскими и голландскими специалистами исследований подтвердилась принадлежность Ростовской крепости именно к староголландской фортификационной системе. Таким образом, можно констатировать, что Ростовская крепость является уникальным и наиболее полно сохранившимся памятником этой эпохи на территории Европы.


Исследователь А.Г. Мельник в статье «Ростовская земляная крепость XVII века» опровергает миф, возникший в работе В. В. Седова, согласно которому, рассматриваемая крепость строилась в «глубоком тылу» в качестве «гигантского макета на местности», т.е. не имела военного значения. Историк аргументированно доказывает, что ростовская крепость задумывалась и строилась не подобно какому-то макету, а как полноценное боевое фортификационное сооружение.

Строительство земляной части рассматриваемой крепости, то есть валов и рва, было начато 10 июля 1632 г. и завершено к 3 января 1633 г. В том же году или в 1634 г. крепость снабдили тайными выходами – «подлазами»; деревянными караульнями; тремя деревянными воротами; деревянными тынами перед ними; деревянными мостами через ров.
Кроме голландца Яна Корнилова, к строительным работам на ростовской крепости был непосредственно причастен князь Иван Фёдорович Волконский, который обеспечивал строительство всем необходимым и осуществлял общее руководство людьми.

В 1631 г. в России шла активная подготовка к войне с Речью Посполитой – к будущей Смоленской войне (1632–1634). В то время московское правительство, как известно, фактически возглавлял патриарх Филарет, отец царя Михаила Романова и бывший ростовский митрополит. Ему ли было не помнить о своём пленении в Ростове в 1608 г. и ему ли было не знать, сколь опасно быть городу не защищённым крепостью!
Потому-то, по мнению А.Г. Мельника, патриарх Филарет и принял решение о строительстве ростовской крепости.


Согласно заключению голландских ученых (Сборник «Голландская крепость в русском городе» М., 2014): «крепость имеет большую историческую ценность, так как относится к самым древним бастионным укреплениям в России, причем земляные валы практически не реставрировались и по своему материалу являются аутентичными. Дальнейшие исследования истории развития крепости и управления её водными ресурсами могут дать направление будущему развитию города. Культурно-историческую значимость следует определить ещё до того, как будут сформулированы конкретные планы развития города, так как этот аспект может сыграть значительную роль в создании стратегического плана. Для реализации подобного процесса необходимо участие всех сторон. Также государство, которое несёт ответственность за защиту и сохранение крепости, должно будет вмешаться в процесс. Без разрешения или поддержки государства местные власти и частные лица не смогут приступить к работе с охраняемым памятником.
Мы очень надеемся, что наш первый вклад послужит началом процесса, который сможет вывести эту историческую крепость из забытья и сделает её важной и живой частью города».


Прошло семь лет, все эти планы остались на бумаге. Крепость по-прежнему в запустении и ничего изменилось. Валы разрушаются. Рвы заросли камышом и травой так, что воды даже не видно. В общем, вид крепости весьма неприглядный и показывать туристам там нечего.

Никитский монастырь и польские пушки


Вчера вернулся из поездки в Ярославскую область. Удалось посмотреть Ростов Великий (Кремль), Борисоглебский монастырь, Переславль (включая Никитский и Горицкий монастыри).
Несмотря на хмурое небо и периодически моросящий дождь было достаточно тепло, чтобы погулять по самым интересным местам и поснимать старинные крепости.


[Spoiler (click to open)]Полагаю, что все знают о том, что многие наши монастыри представляли из себя настоящие произведения фортификационного искусства; каменные замки, с башнями и стенами, сооруженными по всем правилам той эпохи.


Крепость их обороны была проверена Смутным временем.
Здесь можно вспомнить Троице-Сергиеву лавру и Кирилло-Белозерский монастыри, успешно выдержавшие осады польско-литовских интервентов. Другим монастырям повезло меньше и, несмотря на каменные укрепления, они были захвачены и разорены врагом.
Одним из таких монастырей был Никитский монастырь — мужской монастырь Переславской епархии Русской православной церкви, расположенный на северной окраине города Переславля-Залесского на берегу Плещеева озера. Это один из древнейших монастырей России, основанный в 1010 г. по велению князя Бориса, того самого, который наряду с братом Глебом стал первым русским святым.


Каменные крепостные стены и башни Никитского монастыря были построены в 1562 г.
Таким образом, к началу Смутного времени, он располагал достаточно сильной крепостью.

Монастырь выдержал осаду отряда известного бандита Лисовского в 1609 г.


Однако, в 1611 г. войско Яна Петра Сапеги, после двухнедельной осады, захватило и выжгло монастырь.
В крепости не было воинского гарнизона. Защищали его монахи,  жители Переславля и окрестностей, укрывшиеся за стенами. В дневнике Сапеги этому событию посвящена очень лаконичная запись:

19 июля 1611 г. «… наши взяли штурмом Никитский монастырь, в котором погибло до 1000 человек».
Все участники обороны были перебиты. Возглавлявший сидельцев игумен Мисаил остался в живых и вынужден был скитаться «меж домов, не имея пристанища».



По одной версии, поляки по каким-то причинам оставили в Никитском монастыре восемь пушек различной величины, две из которых сейчас находятся в Переславском музее (Горицкий монастырь).
По другой версии, в Горицком монастыре в Переславле выставлены два орудия со следующей надписью: «Пушки, отбиты переславцами у поляков во время осады города, в июле 1611 года».


Не знаю, являются ли они польскими, но на стволах имеются следующие надписи и изображения:


Ровно тридцать лет назад, в сентябре 1991 года,

состоялась моя самая результативная и длительная поездка по историческим местам. Поехал туда, куда меня давно тянуло – по замкам Ливонского ордена, в Латвию и Эстонию, в надежде увидеть места сражений Ливонской войны и немых свидетелей этих событий – каменные крепости, которые брали или пытались взять войска Ивана Грозного.

[Spoiler (click to open)]

Почему в сентябре, а не летом? 
Два летних месяца прошли в студенческом стройотряде под Тарусой (именно там по радио я услышал о ГКЧП).
В любое время для того, чтобы путешествовать, нужны денежки, кои я и зарабатывал для своей предстоящей экспедиции к Балтийскому морю.
Как выяснилось позднее, в Латвию и Эстонию я съездил вовремя и удачно.
Союз уже начал разваливаться, но границы наших ближайших соседей ещё не закрылись.
На улицах Риги стояли противотанковые ежи (поставленные в августе на случай вторжения танков «кровавого» ГКЧП), но цены везде были советские. В Риге я снимал койку в гостинице за 7 руб. в сутки, в Таллине – за 8 руб.


Цифровых фотографий тогда не было, черно-белые казались скучными, цветные делать было сложно и дорого. Выбор пал на слайды, благо они хорошо передавали цвета. До сих пор эти слайды валяются у меня дома. Одно время хотел отсканировать их, а потом понял, что не стоит. Качество изображения значительно уступает современным фото. Ну и сейчас в сети полно хороших снимков прибалтийских замков, которыми я решил проиллюстрировать свое большое путешествие в данном очерке.
Информации о достопримечательностях городов в те годы было в разы меньше – никаких красочных путеводителей, фотографий и точных карт не издавалось. Приходилось ехать наугад, в надежде увидеть хорошо сохранившийся замок, а не только руины и убогие фрагменты стен.

За 12 дней я посетил 14 замков и крепостей: Рига, Сигулда, Кримулда, Турайда, Елгава, Цесис, Валмиера, Тарту, Таллин, Пайде, Вильянди, Хаапсалу, Нарва и Ивангород.  Путешествие закончил в Питере. Передвигался автобусами и электричками.
От некоторых замков я был в восторге (Турайда, Цесис, Таллин, Нарва, Ивангород), другие – разочаровали своей плохой сохранностью (Сигулда, Кримулда, Валмиера, Вильянди) – не стоило ехать. В Елгаве вообще крепости не оказалось, только дворец Бирона.
Во всяком случае, я получил массу впечатлений и удовольствия от увиденного.
Ведь только путешествия в исторические места позволяют глубоко проникать в ушедшую эпоху. Никакие фото и видео не могут передать "эффект присутствия" в прошлом.

Город Ригу осаждал наш Алексей Михайлович,
Турайда (Тройден) известна печальной историей с «Турайдской розой»,
Цесис (Венден) – поле знаменитой битвы и героической гибели наших пушкарей,
в Валмиере (Вольмаре) – обиженный Курбский писал свои ругательные письма царю,
Тарту (Дерпт) дважды брали русские войска в 16-17 веках,

Таллин (Ревель) – дважды неудачно осаждали,
под Пайдой (Вейсенштейн) погиб Малюта Скуратов,
ну а Нарву и Ивангород даже представлять не надо.
Ниже размещу современные фото тех замков и крепостей, которые мне удалось увидеть в далеком 1991 году. Информацию о некоторых из них даю на основе данных из статьи Николая Смирнова.
 
Рига.  Замок сильно перестроен в жилое помещение, внутрь попасть нельзя. Сейчас там резиденция президента Латвии. От городской стены сохранилась лишь Пороховая башня.


Сигулда/Зегевольд (Segewold). В русских источниках – Зенволд. Ныне – Сигулда (Латвия). В 1560 г., после взятия Феллина, захвачен и сожжён русским отрядом. По Псковскому договору 1577 г. переходил во владение герцогу Магнусу и был оставлен у него после разрыва договора. В конце 1577 г. после измены герцога ливонский гарнизон перешел на сторону поляков.
Сейчас замок частично восстановили, в 1991 г. он выглядел хуже.



Кримулда/ Кремон (Kremon). Ныне – Кримулда (Латвия). Утратил военное значение в годы Ливонской войны. О нем почти ничего неизвестно и руины не впечатляют.
Всё, что сохранилось от замка - на фото.


Турайда/ Трейден (Treiden). В русских источниках – Торойт, Тройден. Ныне – Турайда (Латвия). Основан в 1214 г. В 1560 г., после взятия Феллина, захвачен и сожжён русским отрядом. По Псковскому договору 1577 г. передавался герцогу Магнусу, в августе присягнул ему на верность. В конце 1577 г. после измены герцога ливонский гарнизон перешел на сторону поляков.
Замок частично восстановлен, очень красиво расположен на горе, посреди большого леса (фото снято с воздуха).



Елгава/Митава – столица герцогства Курляндия. На фото – Дворец Бирона.
В нем был маленький музейчик, посвященный герцогу Якобу Курляндскому и его флоту.


Цесис/ Венден (Wenden). В русских источниках – Кесь, Кеса, Вендень. Ныне – Цесис (Латвия). Основан в 1209 году. В начале 1559 г. окрестности города были разорены войском кн. С.И. Микулинского. Осенью 1560 г. выдержал осаду русского отряда кн. Д.Ф. Овчинина. По Псковскому договору 1577 г. передавался под власть герцога Магнуса. Летом 1577 г. город был занят войсками герцога, но 6 сентября 1577 г. был захвачен русским войскам Ивана IV. В декабре 1577 г. был захвачен внезапным нападением ливонского отряда и передан полякам. В феврале 1578 г. выдержал осаду русской армии кн. И.Ф. Мстиславского. По Ям-Запольскому перемирию 1582 г. признан владением Речи Посполитой.
Мой любимый замок.


Валмиера/Вольмар (Wolmar). В русских источниках – Вольмер, Владимирец-Ливонский. Ныне – Валмиера (Латвия). Основан в 1224 г. Летом 1577 г. город занят отрядом ливонцев на службе герцога Магнуса, но 1 сентября 1577 г. город был захвачен отрядом Б.Я. Бельского. По Ям-Запольскому перемирию 1582 г. передан Речи Посполитой.
От всего замка сохранился лишь фрагмент стены (на фото). Разочаровал.


Тарту/Дерпт (Dorpat). В русских источниках – Юрьев, Юрьев-Ливонский, ныне – Тарту (Эстония). К началу войны – резиденция Дерптского епископа. Взят русскими войсками в 1559 г. В декабре 1559 г. выдержал кратковременную осаду ливонских войск во главе с магистром Кетлером. К 1562 г. в Дерпте были испомещены русские помещики, переведенные сюда из Бежецкой пятины. По Ям-Запольскому перемирию 1582 г. передан Речи Посполитой.
Замок не сохранился, но пару земляных бастионов крепости можно увидеть (на фото справа).


Таллин/Ревель. Лучше всех сохранившийся средневековый город Прибалтики. Рекомендую всем. Замок частично  перестроен, внутрь попасть нельзя, сейчас там заседает парламент Эстонии. Особенно впечатляет башня Длинный Герман.


Пайде/Вейссенштейн (Weissenstein). В русских источниках – Вештень, Пайда. Ныне – Пайде (Эстония). К началу войны – орденский замок. Летом 1558 г. подвергся нападению русского отряда (сожжён посад). Впервые осаждён русской армией кн. И.Ф. Мстиславского в сентябре 1560 г. После пяти недель - 18 октября осада была снята. Осенью 1562 г. крепость захвачена шведскими войсками К.Х. Горна. В ноябре 1562 г. формально передан во владение шведскому герцогу Иоанну в качестве приданого Катерины Ягеллонки. В 1570-71 гг. выдержал семимесячную осаду русской армии. 1 января 1573 г. взят штурмом русской армией во главе с царем после чего стал уездным центром. К 1578 г. в Пайде были испомещены русские помещики. В ноябре 1581 г. осажден шведским отрядом Ю. Бойе и капитулировал 24 ноября. По Плюсскому перемирию 1583 г. признан владением Швеции.
В 1991 г. главная башня замка была  ещё без крыши. Поднявшись на самый верх, познакомился с эстонскими реставраторами. Отмечал с ними какой-то праздник, чуть не упали с парапета башни вниз.



Вильянди/Феллин (Fellin). В русских источниках – Велиад, Вельян, Вильяд, Вильян. Ныне – Вильянди (Эстония). К началу Ливонской войны – резиденция магистра Ливонского ордена. Взят русской армией кн. И.Ф. Мстиславского в ходе осады с 22 июля по 21 августа 1560 г. Крепость была сильно разрушена во время осады, но стала центром Вильянского уезда. К 1562 г. в уезде были испомещены русские помещики в основном из Бежецкой пятины. После начала войны против шведов окрестности города подвергались набегам шведских и ливонских отрядов. По Ям-Запольскому перемирию 1582 г. передан Речи Посполитой.
От всего большого замка сохранился невыразительный фрагмент стены (на фото). Смотреть там больше нечего.



Хаапсалу/Гапсаль (Hapsal). В русских источниках – Апсаль, Апсель, Апсль. Ныне – Хаапсалу (Эстония). Владение герцога Магнуса. Осенью 1560 г. выдержал непродолжительную осаду русского отряда И.П. Яковлева и кн. Г. Мещерского. В 1561 г. передан во владение герцогу Магнусу. 7 августа 1563 г. захвачен шведскими войсками. В январе 1573 г. выдержал нападение русского отряда. В 1574 г. передан в управление ливонским гофлейтам, а 25 января передан последними под власть Дании. Зимой 1575 г. окрестности города были опустошены в ходе рейда русского отряда А. Шейдякова. 12 февраля 1576 г. сдался русскому отряду кн. Ю. Токмакова. В апреле 1576 г. отразил нападение датского отряда К. фон-Унгерна с Эзеля. В сентябре-октябре 1579 г. город был блокирован отрядом вооруженных крестьян. Был осажден шведским отрядом К. Гинриксена  и капитулировал 9 августа 1581 г.
Замок сохранился частично, привлекает туристов призраком "Белой дамы".


Нарва (Narva). В русских источниках – Ругодев, Ругодев, Ругодив. Ныне – Нарва (Эстония). Захвачена в ночь с 11 на 12 мая 1558 г. внезапной атакой русского отряда из Ивангорода. С захвата Нарвы начался активный период Ливонской войны. После захвата русским войсками стала уездным центром. К 1562 г. в уезде были испомещены русские помещики в основном из Бежецкой пятины.  В августе 1577 и в июле 1579 г. г. подверглась нападению с моря шведских войск. В сентябре 1579 г. выдержала осаду шведской армии из Ревеля. 6 сентября 1581 г., после непродолжительной осады была взята штурмом шведской армией П. Делагарди. По Плюсскому перемирию 1583 г. признана владением Швеции.
Восстановлен, смотрится очень эффектно снаружи, но внутри пустой.



Ивангород. Наша гордость и краса. Без комментариев.


Вот такая поездка случилась 30 лет назад. Потом было много других, но по числу увиденных крепостей они все уступают этой.