ВОПРОСЫ К ИСследователю

Не думал я, что буду писать здесь что-либо. Однако «туман» неверных представлений, идиотских заблуждений и просто нелепых умозаключений о моих исторических исследованиях  от людей, которые «криво» читали или вообще не читали мои книги, вынуждают меня ответить на наиболее часто встречающиеся вопросы.


[Spoiler (click to open)]

1. Кто я?


Итак, я автор уже достаточно известной книги о Конотопской битве и других опубликованных работ, посвященных военной истории XVII века. Этим делом я серьезно занимаюсь более двадцати лет и мои интересы при этом не менялись.  Историком решил стать уже в 15 лет и сразу после окончания средней школы поступил на исторический факультет одного весьма достойного ВУЗа, где работали такие замечательные специалисты своего дела, как Я.Ю. Межерицкий, Н.А. Богодарова, Т.А. Свиридова и другие. Успешно закончив истфак, год проработал учителем истории в школе и остался бы там, если бы в 90-е годы можно было выжить на зарплату начинающего учителя.


Пришлось резко сменить профессию и получать второе образование – юридическое. Системе МВД  было отдано 22 года, большей частью в следственных подразделениях. Это стало хорошей практикой для будущего историка, ибо как (в шутку) сказал мой научный руководитель (историк): «Работа историка и работа следователя отличаются тем, что у первого все свидетели мертвые, а у второго живые».


Collapse )

К вопросу о территориальных приобретениях в результате войн



А Мазарини-то всё профукал!

Для начала процитирую фрагмент из поста одного «историка» на Дзене:
«При Алексее Михайловиче мы сначала, вообще-то, до Люблина дошли, Вильну взяли, Брест, Каунас, Гродно. А потом профукали всё разом. И удовольствовались только Левобережьем. А за Киев ещё и денег полякам отвалили, отдали Велиж с Себежем, да ещё и обязались с турками воевать, положив в Крымских походах 1687 и 1689 годов тучу бойцов тупо ради военной демонстрации. Русско-польская война 1654-1667 годов - это слив по полной с точки зрения военной истории».

Подобные заявления нередко встречаются на просторах интернета.
Такие «сферические историки в вакууме» не хотят признавать очевидного – результат войны редко оправдывает чьи-то ожидания, особенно в плане приращения чужих территорий.

[Spoiler (click to open)]

Кроме того, начиная с Нового времени, далеко не всегда целью войны являлся захват как можно больших земельных владений у соседа (колонии не в счёт). С этими новыми землями проблем не оберешься, иногда больше убытков, чем доходов. Плюс постоянная угроза мятежа или отторжения. Да и сосед будет жаждать реванша, готовиться к новой войне и нападет в самый неудобный момент.
Наиболее умные правители, а царь Алексей Михайлович, однозначно, относился к этой категории, прекрасно понимали, что захватить какую-то область или город у противника ещё не значит сохранить их за собой по условиям мирного договора. Любой мирный договор – это компромисс между воюющими, за исключением тех случаев, когда  враг повержен и уничтожен окончательно. Но, поскольку это случается редко, то обе стороны конфликта не зря ведут долгие переговоры с целью получить максимальную РЕАЛЬНУЮ, а не выдуманную выгоду от  прекращения военных действий и роль дипломатов здесь особенно высока.


Господа, а с чего вы решили, что Россия  в 1654-67 годах могла «проглотить» всю Речь Посполитую или хотя бы земли ВКЛ? 
Ну, дошли наши войска до Бреста, Гродно и Люблина, ну и что?
Мало ли куда доходят те или иные победоносные армии в ходе войны – территориальные приобретения в любой войне всегда намного меньше, чем территория неприятеля занятая в ходе этой самой войны.

По такой логике, пруссаки в 1871 г. должны были отнять у Франции не только Эльзас с Лотарингией, а половину страны. Что, не взяли? Значит – «профукали… слив по полной с точки зрения военной истории».
А СССР  в 1945 г. «присвоил» лишь часть Восточной Пруссии! Позор!

Вернемся к нашему любимому семнадцатому веку.
В период Тридцатилетней войны шведские армии Банера и Торстенссона, а также французские армии Тюренна и Конде свободно шастали по всей Германии и занимали весьма значительные территории с десятками городов в немецких землях. Однако, по результатам Вестфальского мира (1648) Швеция получила лишь Переднюю Померанию и Бремен, а Франция – три епископства: Мец, Верден и Туль, а также часть Эльзаса.

Оксеншерна и Мазарини всё профукали! Лохи!
Надо было всю Германию разделить и оккупировать: Северную часть – Швеции, Южную – Франции.  А что потом – неважно!

А понимают ли эти «истореги», что Русское государство победоносно закончило войну с тогда ещё сильной Речью Посполитой, отняв у неё территории, намного больше тех, что получили в результате своих громких побед Франция и Швеция?
А если сравнить с приобретениями в войнах Людовика XIV?
Тоже не в пользу Франции. 


Могла ли, например, Россия удержать все занятые земли ВКЛ и всю подконтрольную Богдану Хмельницкому Украину по условиям Андрусовского договора 1667 года?
По-моему очевидно, что нет.
Не надо сравнивать возможности Московского царства с Российской империей
XIX века и переносить реалии иных времен на век XVII.
Если объективно подойти к данной проблеме – результат русско-польской войны 1654-1667 гг. можно оценить на оценку «очень хорошо», то бишь «4+». 


Вопрос знатокам Древней Руси

Испанский пленник взглянул на густые, сомкнутые ряды своих соотечественников, и глаза его сверкнули торжеством.
— Клянусь святым Иаковом! — воскликнул он. — Если нынче вам суждено пасть в бою, вы падете не от руки мужлана — здесь весь цвет Кастильского рыцарства выступает под знаменами дона Тельо, а вместе с ним и рыцари Астурии, Толедо, Леона, Кордовы и Севильи. А вон на пиках флажки Альборнеса, Касорлы, Родригеса, Таворы, я различаю также знамена двух славных монашеских орденов, а, помимо того, бок о бок с ними выступают рыцари Франции и Арагона. Если хотите послушаться моего совета, заключите с ними почетное соглашение на тех же условиях, какие вы предъявили мне.
— Нет, клянусь апостолом! — заявил сэр Найджел. — Было бы слишком жаль, если бы такое множество отважных людей, встретившись лицом к лицу, не вступило в славную схватку. Ба, Уильям, они-таки двинулись на нас; и, клянусь честью, чтобы полюбоваться таким зрелищем, стоило переплывать моря!

А. Конан Дойл «Белый отряд»

Процитированный фрагмент из известного исторического романа напомнил мне давно не дающий покоя вопрос:

А есть ли в наших исторических источниках по эпохе Древней Руси XII-XIII вв. прямые указания на то, какие изображения были на знаменах княжеств?

[Spoiler (click to open)]

Суздальские дружины Юрия Долгорукого и Андрея Боголюбского могли нести знамена с золотыми львами на красном поле?
Черниговские Ольговичи  шли в бой под знаменами с черными орлами?
Вероятно, это зрелище было ничем не хуже армий европейских рыцарей.
Или прямых указаний на конкретные рисунки в летописях нет?
Если нет данных о знаменах, возможно есть данные о геральдических изображениях на щитах?
Неужели рисунок на стене Георгиевского собора в Юрьеве-Польском (1230 г.) единственный сохранившийся документ той эпохи?

Смоленские Ростиславичи и Волынские Мстиславичи – даже не знаю, что у них могло быть на гербах во время многочисленнвых междоусобных войн.

Новгородские, полоцкие, галицкие полки?

Или совсем не сохранилось достоверных сведений о знаменах периода феодальной раздробленности?
Знатоки Древней Руси, кто что скажет?



Коломенское до Н.Э. (Начала Эпидемии)

Для тех, кто не знает: до 2020 года каждый год (кроме 2018) в Коломенском проводились фестивали военно-исторической реконструкции "Времена и эпохи", посвященые различной тематике.
С 2012 года я являлся их постоянным зрителем, куда обязательно ходил с детьми - каждый такой фестиваль был для них настоящим праздником.
Теперь уже далекий 2015 год стал годом Древнего Рима.

[Spoiler (click to open)]

Представляю здесь несколько своих фото с этого фестиваля.

Где-то в Британии. Лагерь римского легиона готовится к отражению нападения варваров.

Варвары угрожают и готовятся к бою...

Возглавляет всю эту орду знаменитая Боудикка

Битва началась. Варвары атакуют...

Римлянам удается отбросить неприятеля...

Враг разбит, Победа!

Трофеи)))





 

История пехоты Ф.В. Рюстова


Более двадцати лет назад я сидел в Историчке и конспектировал второй том замечательного исследования Фридриха Вильгельма Рюстова «История пехоты».
В те времена книга для меня стала открытием – не знаю насколько она полезна специалистам по военной истории Древнего мира, Средних веков или XVIII-XIX столетий, но, для интересующихся эпохой XVI-XVII вв., это был бесценный клад ранее неизвестной информации. Да и до сих пор я считаю, что по истории пехоты указанного периода лучшей обобщающей работы не написано.
Тогда я мечтал, чтобы кто-нибудь переиздал книгу Рюстова для современного читателя.

Прошло много лет, оба тома Рюстова давно уже отсканированы и выложены в сеть. Проблем ознакомиться с ними ни у кого нет.
Тем не менее, мечта осуществилась.
Увидев в магазине эту книгу, я не раздумывая купил её, дабы иметь в своей библиотеке увесистый «кирпич» (два тома изданы в одном), благо стоил он менее тысячи рублей. «Издательство В.Секачев», 2020. 726 с.

Издание репринтное. Твердая обложка.
Перевод с немецкого А.К. Пузыревского под ред. А.Е. Станкевича. — СПб.: Типография И.П. Попова, 1876. — 336 + 24 c. + картографический материал.

Автор книги — Фридрих Вильгельм Рюстов (1821 - 1878), немецко-швейцарский военный теоретик и историк. Служил в прусской и швейцарской армии, помогал Гарибальди объединять Италию.

[Spoiler (click to open)]

Для тех, кто ещё не знаком с этой работой, даю содержание (наиболее ценного для меня) второго тома:

ОГЛАВЛЕНИЕ II ТОМА.

Книга четвертая.
Пехота XVII столетия.
Влияние 30-летней войны на качества и положение пехоты.
Отношение разных родов оружия в войсках во время 30-летней войны.
Сила и подразделение пехотных полков во время 30-летней войны.
Шведский боевой порядок.
Пехотная бригада Густава Адольфа.
Боевой порядок Густава Адольфа.
Употребление мушкетерских частей вне бригад.
Сражение при Брейтенфельде.
Сражение при Люцене.
Европейский боевой порядок после 30-летней войны.
Тактика французской пехоты до отмены пик.
Тактика имперской пехоты до отмены пик.
Пехота в соединении с другими родами оружия в конце периода пик, перемешивание батальонов и эскадронов.
Строевое обучение пехоты в конце 17 столетия.
Приемы.
Повороты.
Смыкание и размыкание.
Вздваивание.
Захождения.
Контрмарши рядами и пальба.
Перемешивание пик.
Оборонительные батальоны.
Пустое каре.
Крестообразный батальон.
Пустое каре.
Окончательное уничтожение пик и введение ружья со штыком.
Организация и тактика пехоты после отмены пик.
Сражение при Мальплаке.
Книга пятая.
Пехота 18 и 19 столетий.
Состояние войск в 18 столетии.
Прусский боевой порядок.
Леопольд Дессауский как образователь прусской пехоты.
Распространение прусской тактики.
Легкая пехота 18 столетия.
Возрождение застрельщичьего боя пехоты на поле сражения. Удары и нападения.
Боевой порядок времен французской революции.
Методическое развитие Наполеоном нового французского боевого порядка.
Распространение французского боевого порядка.
Европейская пехота после войн за независимость.
Развитие стрелкового боя и успехи техники оружия во второй четверти 19 столетия.
Новая легкая пехота.
Предположения относительно восстановления единой пехоты.
Заключение.
Приложение. Развитие тактики европейской пехоты от крымской кампании.
до настоящего времени. Ст. А. Пузыревского.

На задней стороне обложки написано: «Эксклюзивное издание. Тираж 30 экз.» (!)

Воевали ли «киевские гусары» против России в 1668 году?



                   Уланы и гусары в 1854 году.
                        Киевский гусарский обозначен номером "4".

Вопрос, вынесенный в заголовок, может показаться абсурдным, если бы не одно «но»:
9-й гусарский Киевский генерал-фельдмаршала князя Николая Репнина полк — кавалерийская воинская часть Русской императорской армии, ведущая своё старшинство с 30.08.1668 года.
Согласно официальным полковым хроникам, 30 августа 1668 г. гетманом Демьяном Многогрешным был сформирован  1-й компанейский (Охочекомонный) Киевский казачий полк из казаков, не принадлежавших к провинциальным малороссийским казачьим полкам. Полк был предназначен для охраны гетмана и содержался за счёт казны.

[Spoiler (click to open)]

Данный полк считается родоначальником вышеназванного 9-го Киевского гусарского полка императорской армии. Кстати, Киевский гусарский полк более всего известен тем, что в сражении при Альме в 1854 г. неудачно атаковал англичан и отступил. Разгневанный Николай I повелел всему полку снять шпоры с правой ноги, и только после его смерти гусары добились «помилования» у нового царя. Ну и под Балаклавой англичане его хорошо погоняли.


Дело в том, что как раз в последние дни августа 1668 г. Демьян Многогрешный, активный сторонник гетмана Петра Дорошенко, готовился к отражению наступления русской армии кн. Г.Г. Ромодановского, которая стремительным маршем двигалась к Нежину и Чернигову. Логично было бы предположить, что для увеличения своей группировки, Многогрешный спешно собирал всякий сброд из казаков, назвав их компанейцами. Эти конные части могли бы пополнить его силы в предстоящих сражениях за Левобережную Украину.
Если так, то следы охочекомонного полка или полков должны быть обнаружены, как минимум, в жестоких сражениях за Чернигов  или в бою при Седневе (сентябрь 1668 г.).
Однако, в наших источниках никакой информации о сборе новых полков Многогрешным и участии их в военных действиях в указанное время мне обнаружить не удалось.



Конный казак.  Худ. С. Шаменков


Обратился к новейшей книге М.М. Чапалы «Компанейские три полка учредить совсем регулярными…». К истории 9-го гусарского Киевского полка. (М., 2018), там тоже ничего. Благо автор названной работы дал нужную ссылку на статью М. Соколовского «К генеалогии компанейских или охочекомонных полков (1668-1775 гг.)», опубликованную аж в 1913 г.
Так вот, уже тогда Соколовский установил, что дата «30 августа 1668 года» в полковых хрониках Киевского гусарского (а также аналогично: 17-го гусарского Черниговского, Псковского лейб-драгунского, Глуховского драгунского)  является мифической.
Как пишет М. Соколовский, «на самом деле лишь 6-го марта 1669 г. 22-й статьей Глуховской рады было признано необходимым учреждение компанейцев… только с этого времени, т.е. с 6 марта 1669 г., а не с 30 августа 1668 г. можно считать начало компанейских полков».   В полковых хрониках сообщается, что Многогрешный учредил сразу пять компанейских полков, тогда как при анализе источников видно, что в 1669 г. «был учрежден всего один компанейский полк, имевший одного полковника. Этот компанейский полк является общим родоначальником для черниговских и киевских гусар, псковских и глуховских драгун».
Мой вывод совпадает с выводом М. Соколовского – никаких документов об учреждении Многогрешным в августе 1668 г. компанейского полка среди архивных материалов обнаружить не удалось. Следовательно, осенью 1668 г. будущим «киевским гусарам» воевать против русской армии не пришлось.



Киевские гусары в 1913 г.

Вывод простой – наряду с выдуманными датами образования слободских казачьих полков и московских выборных полков, в полковых историях императорской армии имеется ещё одна фиктивная дата о старшинстве вышеназванных полков, вводящая в заблуждение целые поколения читателей. Лишний раз видим, насколько военные историки XIX века плохо знали военную историю века семнадцатого! 

Как полковник Пиво спасал Польшу от «варваров»

Изучая войну 1668-69 гг., наткнулся на одного занимательного польского пана, который, в отличие от остальных, честно выполнял соглашение о русско-польском союзе против «всех басурманских сил».
Речь идет о полковнике Яне Пиво-Запольском.
В октябре 1668 г., Пиво-Запольский, пришедший в Киев с конным отрядом из 350 чел., помогал воеводе Петру Измайлову деблокировать осажденный мятежными казаками Остёр. Позднее уже киевский воевода Шереметев отправил с полковником Пиво рейтарский полк Тимофея Тургенева и стрельцов Ивана Лопатина на судах в Стайки в 45 верстах от Киева по правому берегу Днепра. Эта посылка была вызвана  захватом данного местечка казаками Петра Дорошенко с целью блокады Белой Церкви, в которой стоял польский гарнизон. Русские и поляки пришли под Стайки, «взяли их приступом и разорили».

О самом полковнике известно то, что Ян Пиво из Опольска (Jan Piwo z Opolska) называл себя «Запольским» (Zapulskim).
Родился около 1620 г., погиб в 1673 г.

В 1665-1667 был ротмистром татарской хоругви в коронном войске. О начале его воинской биографии известно немного, но он сумел отличиться в боях и стать фаворитом гетмана Яна Собеского. В 1667 г. Пиво командовал хоругвью обозного коронного Самуила Лещинского. Затем стал полковником. В 1670 г. защищал Белую Церковь от казаков Дорошенко и крымских татар. Позднее находился с полком в местечке Дымере, между Киевом и Чернобылем, с задачей оборонять Полесье.
Храбрый Пиво стал настолько известен, что попал в «Историю Яна Собеского» написанную французом сто лет спустя. Если верить данной истории, то Пиво сыграл решающую роль в победе Яна Собесского в битве при Подгайцах (1667), хотя в то время он не был даже полковником.

[Spoiler (click to open)]

О битве при Подгайцах в 1667

Из «Истории Яна Собеского, короля Польши» Габриэля-Франсуа Койе (1761)
Coyer Gabriel François, abbé. Histoire de Jean Sobieski, roi de Pologne
(пер. с франц. Е. Луняк)

«Варвары [то есть украинские казаки и их союзники татары - Е. Л.] могли пойти дальше и дойти до сердца Польши. Однако они надеялись, что для них лучше уничтожить эту единую силу [речь идет об армии Яна Собеского - Е. Л.], навалившись на нее всей своей мощью. Они слишком хорошо знали Собеского, чтобы оставить его позади себя. Ему уже привели нескольких пленников, которых он отправил обратно с угрозой татарскому генералу. Он угрожал другому, тогда как ему самому стоило бояться за себя. «Идите, говорил он, выпроваживая их, - скажите Нураддин-султану, что я отнесусь к нему так, как он отнесся к моему брату. Это будет око за око». Нураддин ответил на это ускорением нападения.
Среди польских офицеров, защищавших эти укрепления, было много таких, которые покрыли себя славой в других сражениях. К ним относились здесь с доверием и соответствующим этому уважением.
Александр Поляновский командовал на левом фланге, Владислав Вильчевский - на правом. Станислав Яблоновский, воевода руский, о котором говорили: «Неизвестно, где он более величествен – на сейме или в армии», руководил центром. Большой генерал [т.е. Собеский - Е. Л.] был во главе всего войска.
Враг бросился со всех сторон на лагерь и со всех сторон был отбит, тогда как артиллерия поражала его своим громовым огнем. Правда, в одном слабом месте ему удалось проникнуть внутрь, однако он был выбит и отогнан натиском сабельных ударов с укреплений. Долина покрылась мертвецами, среди которых было не более четырех сотен поляков. Татары забирали своих, чтобы сжечь их, в соответствии со своим обычаем.
Собеский, выдержав этот первый натиск, не увлекался этим успехом, который фортуна в этот момент ему казалось бы подарила. Нападавшие могли не считаться с потерями, ему же надлежало беречь каждого. Он вернулся к своим ретраншементам, чтобы привести их в порядок, пока выпала такая возможность.
Обычно, битва является делом нескольких часов. Эта продолжалась в течение 17 дней. Каждый день она вспыхивала так, как будто он был решающим. Со стороны нападавших, которым их численность добавляла уверенности, следовал штурм за штурмом. Со стороны защитников - оборона за обороной, вылазка за вылазкой.
Последний день выдался кровавым. Собеский приказал войскам, которые были разделены, что заставляло беспокоиться армию, мало-помалу приблизиться. Раздраженные и униженные таким сильным сопротивлением при такой слабой силе варвары решились на последнее наступление. Именно этот момент и должен был принести спасение или гибель Речи Посполитой.
Собеский, вместо того, чтобы ожидать атаку внутри своих крепких укреплений, приказал выйти из них. Его войска уже поняли во время предыдущих наскоков, что более многочисленный враг не является непобедимым. Варвары, пораженные такой смелостью, радовались выходу противника и выражали свою радость громкими криками. Завязались бои. Победа колебалась в этих потоках крови. Но именно тогда, когда она ​​была неопределенной, части, которые находились за полем битвы (в засаде), атаковали противника с фланга.

Храбрый Пивот (Piwot), который опустошил квартиры казаков, захватил их обозы, прогнал их фуражиров, смог удвоить свои заслуги и свою славу. Он атаковал, имея только 2000 всадников. Он рубил саблей. Он вклинивался во вражеское войско. Теперь не было больше военной прислуги или крестьян, недавно взявших в руки оружие. Все хотели принять участие в победе. Сопротивление  врага становилось все более слабым. Битва превратилась бы в общее побоище, если бы из-за малочисленности атакующих не угасла сила этого удара. Татары, мало привычные к битве на одном месте, начали оглядываться назад. Они отступали, ломали свои ряды и, наконец, бросились наутек, таща казаков за собой.

Именно в этот момент Собеский,  руководство которого вдохновляло все войско, получил возможность сдержать свое слово, данное Нураддину. Он приказал найти того между беглецов, отдав приказ сохранить ему жизнь, чтобы принести его в жертву духу своего брата. Однако Нураддин и Дорошенко отступили от битвы достаточно заблаговременно, чтобы не бояться преследования, оставив 20000 человек на поле битвы. Можно было увидеть после их ухода все те опустошения, которые они сделали: разграбленные села и имения знати. Дворцы шляхты в городах были разрушены до фундаментов, храмы сожжены, трупами завалены руины сел, все приграничье опустошено.
Однако государство было спасено. Успех удивил Польшу, Конде и Францию. Варвары, которые принесли войну, просили мира. Победителям он был даже нужнее, чем побежденным. Яблоновский занялся обсуждением договора. Одна трудность этому мешала. Неверные требовали и предлагали заложников. Христиане говорили, что в условиях мирной присяги это лишнее. Татары упирались и отвечали, что прошлое их научило не слишком доверять клятвам. Согласились обменяться заложниками, и 19 октября был подписан мир».



Битва при Подгайцах 6-16 октября 1667 г.

О том, как казаки отбирали деньги у «Завоевателя Кавказа»


В 1579 году, в ходе продолжающейся войны с Ираном, воины султана впервые вышли к Каспийскому морю, помыли там свои сапоги, захватив Дербент и Баку.
Главным героем победоносных сражений стал Осман-паша Оздемироглу (тур. Özdemiroğlu Osman Paşa, 1527 - 1585) — военачальник, прославившийся в истории своей страны как «Завоеватель Кавказа» (тур. Kafkas Fatihi), будущий великий визирь Османской империи.
В 1583 году, по приказу по приказу Мурада III, Осман-паша должен был отправиться из Дербента в Крым, чтобы заменить там крымского хана Мехмеда II Герая, который отказывался направлять войска против персов на Кавказ, его братом Исламом II Гераем.

Ибрахим Печеви в своей "Истории" пишет: «4 шаввала 991 года (21 октября 1583 года). После того, как храбрый Осман-паша привел в порядок дела в стране Ширван и упорядочил дела крепостей и управление подданными, он пожелал вернуться в Стамбул. Он оставил вместо себя наместником (каймакам) Джафар-пашу и, вручив ему дела управления населением страны, на четвертый день праздника выступил в путь и, оставляя за собой переходы, разбил палатки на берегу кровавой в то время реки Серендже (Сунжа). Как раз в это время из Стамбула прибыли отправленные для ширванских воинов деньги…».

Почему Сунжа – «кровавая река»?

[Spoiler (click to open)]

Этого он не поясняет, но события, которые произошли там и о которых умолчал Печеви, отражены в других источниках и, возможно, дали ему повод назвать эту реку "кровавой".
А. Фарзалиев, ссылаясь на сочинения Мустафы Али-эфенди «Кунх-ал-ахбар»  (турецкий историк конца 16 века, участник походов турок на Кавказ, написавший ценный и достоверный источник по истории Кавказа) и Ахмеда Лютфулы Деде, прозванного Мюнеджимбаши  (историк 17 века), пишет следующее:

«Османская армия прошла на своем пути реки Инджесу, Коюнсу, владения шамхала и, когда они дошли до реки Канлы Севиндж (Сунжа), узнали о том, что посланная из Стамбула казна, предназначенная для османской армии в Ширване, захвачена русскими отрядами. Осман-паша выслал против них своих солдат. Когда передовые отряды османов подошли к месту нахождения русских, те из огнестрельного оружия убили нескольких аскеров. Вскоре подошли остальные силы османов и здесь, у реки Севиндж, завязался бой. Многочисленным османским войскам только на третий день удалось потеснить русский отряд и отобрать свою казну. Потеряв несколько сотен своих товарищей в этом трехдневном бою, османы продолжали свой путь… Битва при Канлы Севиндж была, пожалуй, первым и последним военным столкновением между османами и русскими в период османо-сефевидской войны 1578-1590 г.».



Воины несут Осман-пашу на носилках через глубокий снег на Кавказе


Далее вернемся к описанию дальнейшего похода Осман-паши в «Истории» Печеви:
«Отсюда (Осман-паша и его люди) добрались до берега реки Терек и с превеликим трудом переправились через нее. Затем остановились на стоянке Бештепе (ныне – Пятигорск). Затем на протяжении двух переходов совсем не было воды, из-за чего люди очень страдали. После этого добрались до большой реки Кубань, где и остановились на отдых. Через три дня переправились через реку. Здесь был встречен шемахинский беглярбек, который вручил Осман-паше казну, доставленную из Стамбула. Осман-паша отделил деньги, предназначенные для каждого подразделения, и передал их воинам, следующим в Ширван. От них узнали, что по пути не будет ни свежего корма, ни сена для животных. По предопределению Господа, в ту ночь была такая стужа и разразилась такая жестокая буря, что многие люди замерзли и переселились в иной мир. Ежедневно гибло 700—800 верховых и вьючных животных. Короче говоря, в течение 12 дней искали пути в долине реки Кубань, пока, наконец, проход не был найден. Упомянутую реку перешли по льду. Для сардара из крепости Намрак (видимо – Темрюк) доставили лодки -  на них переплыли реку. На четвертом переходе достигли Тамани. Здесь окончили свою жизнь те, кто простудился, переправляясь по льду через реку. Затем достигли Керченского пролива и снова переправлялись по льду. После нескольких дней отдыха, в конце концов, добрались до Кафы».
(То ли щедрый султан отправил Осман-паше ещё одну казну, то ли Печеви что-то путает с раздачей денег).

Осман-паша, "Завоеватель Кавказа"

Е.И. Кушева пишет, что дорога, по которой прошел Осман-паша в 1583 г. из Дербента в Крым получила название «Османовская дорога» или «Османовский шлях», а переправу в районе прежнего Сунженского острога называли «Османовский перевоз». Судя по описанию маршрута Осман-паши, его путь по современной карте выглядит так: Дербент – Махачкала – Гудермес – Моздок – Прохладный – Пятигорск – Невинномысск – далее вдоль р. Кубань до Кропоткина – Краснодар – Темрюк – Тамань Керчь – Кафа (Феодосия).


Кто же эти загадочные русские, которые едва не отняли деньги у «Завоевателя Кавказа»?
Сунженский острог был оставлен воеводами в 1578 г., Терский на реке Терек основан только в 1588 г., т.е. в осенью 1583 г. никаких царских отрядов на Сунже и Тереке быть не могло.
Русскими там могли быть только терские казаки, действующие на свой страх и риск. В связи с этим обстоятельством, я сильно сомневаюсь, что в наших источниках сохранились какие бы то ни было записи об этой «битве на реке Сунже». А жаль, было бы интересно прочитать о попытке ограбления султанского обоза.

«Вампиры» Адриатического моря


Те, кто интересуется войной на море в эпоху парусных флотов, наверняка  слышали про ускоков – пиратов Адриатики.
Термин «ускоки» появился около 1530 г.  Ускоки (хорв. Uskoci) —  это беженцы в основном из числа южных славян, перешедшие (досл. «ускакавшие») из Османской империи на территорию империи Габсбургов и Венецианской республики. В ряды ускоков вливались хорваты, валахи, морлахи, албанцы, принявшие христианство турки и другие народы Балканского полуострова.

[Spoiler (click to open)]

Ускоки прославились партизанскими действиями против Османской империи в пограничных районах, а также пиратством на Адриатике. По своему характеру движение ускоков близко к гайдукам и запорожцам.
С 1537 г. ускоки поселились в крепости Сень, небольшом портовом городе в Далмации (Хорватия), откуда совершали свои набеги.

Конец XVI века и начало XVII века — время наибольшего расцвета морского разбоя ускоков. Турки требовали ответа за их нападения у Венеции,  но Венеция, не желавшая войны с султаном, сама страдала от пиратских действий: ее торговля тормозилась, престиж в далматинских городах падал. Справится с ускоками было достаточно сложно ещё и потому, что им покровительствовала Империя Габсбургов.
Со временем ускоки все больше переносили свою деятельность на море. При этом они могли рассчитывать на поддержку жителей побережья, которые приобрели опыт пиратов и контрабандистов со времен греков и римлян. Бесплодные внутренние районы лишь немногим предлагали жалкие средства к существованию, а изрезанное побережье с его многочисленными островками, рифами и малозаметными бухтами было идеальной базой для укрытия после нападений на торговые суда.
Ускоки использовали небольшие парусники или гребные лодки с 12-16 веслами и экипажем до 50 человек. Эти суда были быстрыми и маневренными и могли причалить практически в любом месте.  Лодки можно было легко спрятать и перетащить через рифы в бухты, где ни один военный корабль не мог достать их.

Типичная одежда ускоков состояла из курток без рукавов, белых рубашек, брюк средней длины, сандалий и накидки. Как и у запорожских казаков, у многих была бритая голова, которая украшалась только чубом.
В 1963 г. в Италии был снят приключенческий фильм «Лев Венеции» (в оригинале: "Лев Св. Марка"), в котором ускоки показаны благородными разбойниками. На деле они скорее походили на горцев эпохи «военной демократии».

Ускоки часто мстили за действия, совершенные против их соратников. Возмездие часто осуществлялось с особой жестокостью и сопровождалось отрубанием голов. Как и везде на Балканах, отрезанные носы и уши были желанными трофеями. У ускоков, однако, была особенно жестокая репутация. Говорили, что они пили кровь и ели жареные сердца своих врагов. Во многом это были легенды, но они были основаны на отдельных реальных событиях.
Одним из таких событий, давших основания считать ускоков жестокими варварами, стала история с венецианским аристократом и капитаном Кристофоро Веньером (Cristoforo Venier). Кстати, Дж. Норвич называет его адмиралом, но он был всего лишь проведитором (административная должность). Адмирал на одинокой галере мог появиться только в фильме про Анжелику.

Дело было так. В начале XVII столетия Венеция решила покончить с разбоями ускоков на море и начала активные военные действия против пиратов и их баз на побережье. Все захваченные в плен ускоки подвергались смертной казни. Разозленные пираты искали возможность для мести.
12 мая 1613 г. ускоки на лодках неожиданно атаковали галеру Кристофоро Веньера у острова Паго и захватили её в ходе штурма. Вся венецианская команда была истреблена, а пленного Веньера привезли в Сень. Там они отрубили ему голову манарой (manara). Вынув сердце из груди, они ритуально сожрали его, пили кровь убитого, а тело бросили в море. Во время долгой пиратской трапезы отрубленная голова венецианца стояла у них на обеденном столе.
Что здесь является правдой, а что вымыслом – сказать сложно. 


Батальные картины Jordi Bru


Хорди Бру (Jordi Bru) - профессиональный фотограф из Испании, превращающий обычные фотографии исторической реконструкции в эффектные и красочные батальные картины.

[Spoiler (click to open)]

Для создания представленных здесь изображений была использована реконструкция битвы в ходе осады голландцами испанской крепости Грунло (1627), ранее известной как Гролле (Slag om Grolle), проходившая в 2019 г.




















Jordi  Bru