von_buddenbrock (von_buddenbrock) wrote,
von_buddenbrock
von_buddenbrock

Category:

Два подвига, два князя Волконских…

Кто-то пишет целые диссертации, посвященные малосимпатичным князьям Трубецким.  Выходили книжки о невзрачных князьях Хилковых, об очень разных и неоднозначных князьях Шуйских…
Если бы я взялся писать книгу о представителях какого-нибудь русского княжеского рода, я бы выбрал род князей Волконских. Среди этой фамилии, едва ли не каждый второй – герой! Десятки Волконских сложили свои головы в боях за Отечество, десятки прославили свою фамилию не только своей многолетней службой и верностью, но и разными выдающимися делами, сыгравшими очень важную роль в истории России (вроде обороны крепости Белой князем Федором Волконским в 1634 г.). Только под Конотопом (1659) погибло пятеро (!) Волконских. Трусов и предателей из этого рода я не знаю. Даже в Смутное время они не запятнали себя изменой и переходами в лагерь неприятеля.
Однако историческая память – штука несправедливая. О подвигах одних – пишут много, а о других, аналогичных, ничем не хуже первых, забывают.
Есть хорошо известная шутка: Событие, после которого не осталось документов, считается не произошедшим. Проблема как раз не в том, что нет документов. Документы есть, их достаточно много, но они просто пылятся в архивах, и извлечь новую (никому неизвестную) ценную информацию из массы бумаг может только историк. В этом смысле историк похож на первооткрывателя новых земель – энергия, усилия, жажда открытий, поиск и впереди - лишь неизвестность.

Когда мне было лет 13, я впервые увидел в художественном музее огромную картину В.К. Демидова «Предсмертный подвиг князя М.К. Волконского в Пафнутьевском монастыре в Боровске в 1610 году». Она настолько поразила меня, ничего не знавшего об этом событии, что пробудила интерес не только к изображенной на полотне батальной сцене, но и ко всей истории Смутного времени. О князе Михаиле Константиновиче Волконском была написана моя первая (не слишком удачная) статья, опубликованная в местной газете.
Относительно недавно я узнал о подвиге другого представителя  славной фамилии – князя Игнатия Григорьевича Волконского, павшего в бою с мятежными украинскими казаками в Стародубе в 1668 г.
О нем и пойдет речь.      
В ночь с 14 на 15 февраля 1668 г. мятежные черкасы (сейчас бы сказали  -  майданутые украинцы) штурмом взяли Стародуб, в котором героически погиб  воевода Игнатий Григорьевич Волконский. Об этом подвиге почти ничего неизвестно, поскольку опубликованные документы никаких подробностей данного события не сообщают. Из АЮЗР и разных исторических исследований нам известен только сам факт гибели Волконского, всех его солдат и стрельцов, без каких либо деталей.
Обращение к архивным документам позволяет «во всех красках» увидеть, как сражались и погибали русские ратники и как их предавали отдельные «отморозки».

[Spoiler (click to open)]

Итак, в самом начале 1668 г. на Украине начался мятеж гетмана Ивана Брюховецкого. По приказу гетмана украинские казаки стали осаждать и избивать русские гарнизоны в городах. Некоторые воеводы смогли отбить все штурмы, другие - сдались без боя, двое – Игнатий Волконский (в Стародубе) и Исай Квашнин (в Новгороде-Северском) сражались до последнего и погибли на своем посту.  
Накануне, 26 января 1668 г. Волконский писал в Москву, что приехал от гетмана из Гадяча стародубский полковник сказав, что «по сему боку» Днепра якобы идут Дорошенко и татары, «учинил сполох» и полк свой изо всех городов собрал в Стародуб. Казаков изменник поставил в Большом городе, по тридцать человек на воротах. Всем казакам велел «готовым быть неведома для чего».
Волконский догадался, что против него готовится мятеж. Русский гарнизон в Стародубе насчитывал 97 солдат и 48 стрельцов, всего 145 чел. С таким незначительным  отрядом князь не мог удержать Большой город. По словам воеводы, мятежных казаков было «тысечи с три, собрались в городе» и «еще съезжаются». Воевода успел вывезти все пушки (26 штук) из Большого города в Малый городок Стародуба. В последнем сообщении князь писал,  что укрепившись «в верхнем (малом) городке» решил биться до конца. Стрельцы и солдаты с ним «сели до смерти».
О штурмах и падении Стародуба осталось несколько свидетельств и все вместе они позволяют отчасти восстановить картину обороны города.

Стародуб в середине XVIII века (Красным цветом обозначен Малый или Верхний город)

Казаки Ивашка Ботей и Ивашка Попов позднее рассказывали, что мятежники в Стародубе «к малому городку … приступали и стольник и воевода князь Игнатей Волконской из осады многих казаков побил, да ухватили (т.е. взяли в плен) де к нему князь Игнатью в город почепского сотника Рубана бывшего полковника Петрушки Рословченка дядю родного …».
Крестьяне Алфимка Хохленок и Савка Васильев сообщили, что  «к Стародубу было два приступа, и на тех де на дву приступах из осады стольник и воевода (И. Волконский) казаков побил многих, и раненых (мятежников) в Почеп многих привезли, а на третьем де приступе к нему, князь Игнатью, приходили казаки заднепрские Дорошенковы, и запорожские и донские и стародубские с пригородки, и иных малороссийских городов многие люди со все стороны, и город Стародуб меншой… взяли и ево воеводу князь Игнатья и ратных людей побили…».
Стародубский солдат Васка Ефремов, выживший в этой бойне, в расспросе сказал, что  был  он на службе в Стародубе со стольником и воеводою князем Игнатом Волконским. И февраля в 14 числа черкасы многие люди приступали к ним к верхнему городку дважды и февраля де под 15 число приступали ж во всю ночь, и многие окрики чинили часу до другово и до третьева дни, и того ж де числа об вечернях пришли черкасы многие люди со все стороны и высекли острог, а ему де столнику и воеводе  князь Игнатью Волконскому переломили ис пищали ногу и город взяли, и ево де князь Игнатья Волконского и всех твоих государевых ратных людей, которые с ним были побили, а маеор де салдацкой Васка Микифоров тебе великому государю изменил, перекинулся к черкасом на первом приступе, а он де Васка Ефремов пролежал в трупу и ушол из Стародуба в ночи в Трубчевск…».
Беглый крестьянин Гришка Дынин рассказал, что в Стародубе Волконского и ратных людей «всех побили».  К Стародубу  было «четыре приступа, а слышал де он от казаков, что взять де было ево князь Игнатья неможно, да перед последним де приступом перекинулся от него князь Игнатья салдат к черкасом, и у пушек запалы залил оловом, а в порох де налил воды, и завел де тот салдат черкас сзади в подлаз, потому де город черкасы и взяли…».
Перебежавший к врагу майор Микифоров и солдат, испортивший пушки и порох, вероятно разные лица. Два предателя и 144 героя, кто сегодня знает об этом?

Герб князей Волконских

Не правда ли, все вышеизложенное напоминает оборону Боровского монастыря князем Михаилом Волконским в 1610 году? 
Князь Игнатий, также как Михаил, закрылся в крепости, отразил несколько штурмов неприятеля (при этом получил тяжелое ранение в ногу). Враги ворвались в крепость с помощью предателей, перебили весь гарнизон, но воевода до последней возможности бился с ними и пал смертью храбрых (видимо не зря, коль Стародуб  – Россия).
О князе Михаиле много написано в книгах, нарисована картина, в честь его подвига дан герб городу Боровску, а о князе Игнатии – нет ничего.
Почему понятно: Смута у нас более-менее изучена, а война за Украину в 1668 году – огромное «белое пятно».
Кто как не историк восстановит справедливость?

Tags: Война за Украину в 1668 году, Смутное время
Subscribe

  • Калуга, 650 лет истории

    В прошедшем августе Калуга отметила своё 650-летие. Сложно представить, но в далеком 1371 г. она была дальней пограничной крепостью…

  • Пропили ли город Вологду воеводы?

    Вологодская крепость в начале XVII в. 22 сентября 1612 г., вскоре после разгрома гетмана Я. Ходкевича в битве за Москву, когда ополчение К.…

  • Книга вышла :)

    С правильной обложкой (без точки) С отличными картами Степана Темушева: С замечательными рисунками Сергея Олейника: И просто моими фото…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments